Корней Чуковский: Нет, грубость гнездится не в книгах, а в семье и на улице

Корней Иванович Чуковский (1882 — 1969) — поэт, переводчик, автор множества книг для детей и взрослых. О многогранности его таланта можно судить уже по списку произведений, среди которых и труды по филологии и лингвистике, и поэмы для маленьких читателей.

Корней Чуковский: Нет, грубость гнездится не в книгах, а в семье и на улице

Мы выбрали 20 цитат из его замечательных книг:

…Хороший переводчик заслуживает почета в нашей литературной среде, потому что он не ремесленник, не копиист, но художник. Он не фотографирует подлинник, как обычно считалось тогда, но воссоздает его творчески. Текст подлинника служит ему материалом для сложного и часто вдохновенного творчества. Переводчик – раньше всего талант. ( «Высокое искусство»)

Стихотворения для детей гораздо труднее переводить, чем стихотворения для взрослых. Раньше всего это объясняется тем, что, учитывая чуткость малолетнего уха к фонетике каждого слова, детские писатели оснащают свои стихи максимальным количеством свежих, звонких, динамических рифм. Причём слова, которые служат рифмами в детских стихах, — это главные носители смысла. На них лежит наибольшая тяжесть семантики. («Высокое искусство» )

Тот, кто не чувствителен к стилю, не имеет права заниматься переводом: это глухой, пытающийся воспроизвести перед вами ту оперу, которую он видел, но не слышал. ( «Высокое искусство»)

Разгильдяйство мое продолжалось месяца три, даже больше, и за это время я раз и навсегда всем своим сердцем почувствовал, какая смертельная скука с утра до ночи искать развлечений; я увидел, что быть шалопаем — это мучительный труд, что безделье не только позор, но и боль. («Серебряный герб»)

Нет, грубость гнездится не в книгах, а в семье и на улице. Я еще не видал человека, который научился бы сквернословить по книгам. ( «Живой как жизнь. О русском языке»)

«Язык что одежда», — говорит некий английский лингвист. И действительно, на лыжах не ходят во фраке. Никто не явится в бальную залу, облачившись в замусоленную куртку, которая вполне хороша для черной работы в саду. («Живой как жизнь. О русском языке» )

Не вредит ли навязчивое, слишком усердное толкование, пресловутое «анализирование» русских стихов, рассказов, поэм, повестей? Не полезнее ли для ребят просто побольше их читать, может быть, с помощью умного старшего друга? Получается, что между Пушкиным и четырнадцатилетним мальчуганом стоит какой-то страшно тусклый и бездушный посредник, взявший на себя роль переводчика. Почему мы не доверяем поэтам, художникам слова? Ведь художественное произведение тем и замечательно, что доводит какую-то идею до глубин нашего сознания. («Живой как жизнь. О русском языке» )

Мало добиться того, чтобы люди не говорили «выборА» или «мне ндравится». Иной и пишет и говорит без ошибок, но какой у него бедный словарь, какие замусоленные фразы! Какая худосочная душевная жизнь сказывается в тех заплесневелых шаблонах, из которых состоит его речь! («Живой как жизнь. О русском языке» )

… Человек, не испытавший горячего увлечения литературой, поэзией, музыкой, живописью, не прошедший через эту эмоциональную выучку, навсегда останется душевным уродом, как бы ни преуспевал он в науке и технике. При первом же знакомстве с такими людьми я всегда замечаю их страшный изъян — убожество их психики, их «тупосердие» (по выражению Герцена). («Живой как жизнь. О русском языке» )

Всякий даровитый писатель есть по самой своей природе новатор. Именно своеобразие речи и выделяет его из среды заурядных писак. («Живой как жизнь. О русском языке» )

С блюстителями чистоты языка такое случалось не раз: стремясь очистить нашу речь от сорняков, они то и дело прихватывали и добрую траву и тучный колос. («Живой как жизнь. О русском языке» )

Только у мертвых языков не бывает жаргонов. («Живой как жизнь. О русском языке»)

В понимании ребенка счастье — это норма бытия. ( «От двух до пяти»)

А это задача немалая: воспитать в ребенке юмор драгоценное качество, которое, когда ребенок подрастет, увеличит его сопротивление всякой неблагоприятной среде и поставит его высоко над мелочами и дрязгами. ( «От двух до пяти»)

Было приятно узнавать от детей, что у лысого голова босиком, что от мятных лепешек во рту сквознячок, что женщина-дворник — дворняжка. («От двух до пяти» )

Университет развивает все способности, в том числе – глупость. («О Чехове»)

Талантливость для Чехова не какое-нибудь побочное качество, но главная суть человека. В понятие талантливости для него входили всегда и душевная чистота, и бескорыстие, и широта, и возвышенность мыслей. («О Чехове»)

Корней Чуковский: Нет, грубость гнездится не в книгах, а в семье и на улице

Трагедии бытия, мучившие прежних великих писателей, Горький заменил трагедиями быта. («Две души М. Горького»)

Стиль Гоголя <…> характеризуется буйными словесными красками, доведёнными до такой ослепительной яркости, что радуешься каждой строчке, как подарку. ( «Высокое искусство»)

Признаться в скудости своих познаний ребенок считает стыдом именно потому, что все его детство заполнено неутомимой познавательной деятельностью, и он, пытливейший из всех земных существ, ценит знания превыше всего. ( «От двух до пяти»)

Поделитесь этим постом со своими знакомыми!

 

Источник