Теперь женщина уходит первой

Кажется, их долготерпение закончилось. А ведь им внушали, что нет для женщины ничего важнее, чем брак и материнство, что семью надо сохранять любой ценой, что быть «разведенкой» стыдно. Их учили разным дамским премудростям: как женить на себе мужчину и как потом его удержать, объясняли, что мужчина — голова, а женщина — шея, что путь к сердцу мужчины лежит через желудок, что мужчина добытчик, а женщина — хранительница очага.

Но все больше женщин, которые ждут от партнера чего-то большего: любви, уважения, понимания. И если этого в отношениях нет, готовы из них уйти. Статистика портала superjob.ru свидетельствует: в 57% случаев именно женщины становятся инициаторами развода. Как же так? Ведь традиционно считается, что женщины консервативны по своей природе, в отличие от новаторов-мужчин?

Теперь женщина уходит первой

Так кто из нас консерватор?

На наших глазах представления о мужской и женской роли, о семье претерпевают ломку. Это процесс глобальный — во всем западном мире мы наблюдаем кризис одновременно и гендерной, и семейной системы, отмечает клиент-центрированный психотерапевт Александр Орлов: «В этом хаосе мужская позиция, на мой взгляд, более консервативна, она в большей степени центростремительная и охранительная, а женская более прогрессивна и по своей траектории, скорее, центробежная».

«Для женщины пребывание в семье часто связано с потерями, перенапряжением. А выходя из семьи, она получает бонусы.»

Может быть, мужчины более моральны? Нет, мораль тут ни при чем, считает Александр Орлов, все дело в противоречивых условиях, в которых существуют мужчины и женщины.

При всех вроде бы кардинальных изменениях общество остается патриархальным, сексистским: «В конечном счете общество в целом — даже в таких странах, как США, Голландия, — продолжает оставаться на стороне мужчины. Сохраняются гендерное неравенство, «стеклянные потолки» и общее ущемление прав женщин, которые в этой системе — слабое звено».

Но при таком патриархальном раскладе оказывается, что мужчине выгоднее сохранять семью, а женщине — выйти из нее.

«Для мужчины пребывание в традиционной семье связано в основном с выигрышами, от экономических до психологических, — подчеркивает Александр Орлов. — А выход чреват реальными потерями. Существует же стереотип, что «настоящий мужчина» уходит, не забрав ничего. Речь и о собственности, и о детях. Для женщины, наоборот, пребывание в семье связано в основном с потерями, перенапряжением, лишениями (домашнее «рабство», униженность, измены мужа…). А выходя из семьи, она получает бонусы. Даже если при разводе жилье приходится делить, у нее появляется возможность распоряжаться своей частью по собственному усмотрению».

Они встали на ноги.

«В какой-то момент я устала слышать от мужа его любимый рефрен: «Не грузи меня!» — вспоминает 35-летняя Таисия. — Ему было не до меня, не до ребенка. «Я даю деньги — оставь меня в покое!» Постепенно мы стали чужими, наши жизни шли параллельно. И я решила, что нет смысла оставаться вместе. Я вполне успешный юрист, уж как-нибудь проживу и дочь подниму».

Невооруженным глазом видно, как меняются экономические основы семьи, по крайней мере в крупных городах. Хотя в России женщины массово работают еще со времен революции 1917 года, но за последние десятилетия заметно растет число тех, кто делает карьеру и зарабатывает наравне с мужьями, а то и больше. И значит, статус «в браке» перестает быть условием выживания.

«А раз так, то смысл брака меняется, — считает гештальт-терапевт Елена Павлюченко. — Теперь он должен быть условием улучшения качества жизни, в том числе и психологического. Соответственно, у женщины меняются требования к партнеру: она ждет, что он обеспечит ей поддержку, душевный комфорт, а не просто принесет деньги и починит что-то в доме — для этого есть разнообразные сервисы. На первый план для нее выходят человеческие качества спутника».

«Жены идут на психотерапию, которая трансформирует личность, акцентирует самостоятельность, стимулирует найти выход.»

Но российские мужчины пока не очень готовы ответить на эти ожидания, полагает гештальт-терапевт. И это тоже может подталкивать женщин к разрыву.

Мужчины не хотят меняться.

Важно и то, что в неудачном браке женщины страдают сильнее, чем их мужья.

«Исследование, проведенное недавно в Великобритании, показало, что у женщин, не удовлетворенных браком, повышается риск тревожного расстройства, — рассказывает Елена Павлюченко. — То есть они переживают проблемы в паре гораздо тяжелее, чем мужчины. И это отражается на их самочувствии. Мужчины в случае неудовлетворенности браком чаще всего просто дистанцируются, уходят в работу, в хобби, в социальные связи. Они как будто не ждут ничего хорошего от брака, им достаточно, что есть бытовая совместность, может быть, еще и секс, а на душевный контакт они могут быть и не настроены».

И справляются с этими переживаниями мужчины и женщины по-разному, замечает Александр Орлов: «По моим наблюдениям, примерно 80% наших клиентов — женщины. Мужчины предпочитают традиционные формы «терапии»: алкоголь, друзья, баня, футбол и прочее, что позволяет сбросить стресс. Но все эти способы консервативные. Они просто дают разгрузку эмоционального напряжения, не меняя позицию мужчины в целом.

А жены идут на психотерапию, которая трансформирует личность, акцентирует самостоятельность, стимулирует найти выход из сложившегося положения, и очень часто это приводит к тому, что старая система отношений ломается и жена решается на разрыв».

Психотерапевт отмечает, что стремление быть на равных с партнером связано с уровнем образования, особенно гуманитарного, а также с детским опытом женщины. «Если в семье ее принимали, уважали ее потребности, не загоняли в прокрустово ложе гендерной роли, она скорее скажет «нет» не удовлетворяющему ее союзу».

Иногда лучше быть одной.

«Из просторной квартиры мужа, расположенной в центре Москвы, я сбежала в убитую съемную однушку в спальном районе. Хоть я и лишилась комфорта, но все равно будто на крыльях летала! Больше никто не будет меня «строить»! Какое облегчение!» — радуется 29-летняя Карина.

Одиноко проживающих людей в мире становится все больше. Но мужчинам это дается тяжелей, отмечает Елена Павлюченко: «В такой ситуации у них чаще снижается качество жизни, они становятся больше подвержены болезням, чем женщины».

Для женщин одиночество не так критично. Да, оставшись без пары, они проигрывают в плане психического благополучия тем, кто живет в удовлетворяющем их браке, но выигрывают по сравнению с теми, кого брак не удовлетворяет. «Мы спокойно можем организовать себе быт, мы больше склонны к социальным контактам, у нас есть подруги, хобби. И хотя мы говорим, что боимся одиночества, но если в семье нам плохо, то лучше быть одной», — комментирует гештальт-терапевт.

«В традиционной семье место мужчины — это диван, место женщины — кухня или детская»

«Выйдя из семейной системы, женщина получает психологическую свободу, которой раньше у нее не было, — продолжает Александр Орлов. — Ведь мужчина более свободен внутри семьи, включая и пресловутые «походы налево». Общество, в том числе, как ни парадоксально, и подруги женщины, куда благосклонней смотрит на мужские похождения и с осуждением относится не только к реальной измене женщины, а даже и к ее фантазиям на эту тему».

А самое, может быть, важное — это освобождение от «домашнего рабства», из-за которого женщина чувствует, что не принадлежит себе.

«Обобщенно говоря, в традиционной семье место мужчины — это диван, место женщины — кухня или детская, — продолжает клиент-центрированный психотерапевт. — В этом смысле хронометраж жизни среднестатистической замужней женщины в России представляет собой ужасную картину. Может быть, это прозвучит провокативно, но я бы сравнил эту традиционную семейную систему с системой апартеида, некогда существовавшей в Южной Африке, где образ жизни и доступ к благам у чернокожих был совершенно не такой, как у белокожих.

В нашей традиционной семье женщины тоже оказываются не «белыми» людьми. Выходя из нее, они получают возможность распоряжаться собственным временем, могут позволить себе более свободный стиль жизни».

ПОЧЕМУ МЫ ССОРИМСЯ?

Главные причины семейных конфликтов в России Конфликты так или иначе случаются в большинстве российских семей, как показал опрос, проведенный «Левада-центром» в 2017 году. По крайней мере, лишь 26% участников опроса заявили, что ссор у них не бывает (и еще 11% воздержались от ответа). Едва ли не каждый день ссорятся 3%, каждую неделю — 8%, раз или несколько раз в месяц — 21%, реже — 31%.

Чаще всего причина ссоры:

нехватка денег — 37%,

разные взгляды, отсутствие взаимопонимания — 32%,

распределение домашних обязанностей — 28%,

желание единолично решать, на что тратить деньги — 16%,

проблемы с детьми — 15%,

проблемы с родителями, родственниками — 12%,

ревность, измены — 7%,

пьянство — 6%.

От субординации к равенству.

Разумеется, взгляды и самоощущение женщин меняются и под влиянием феминизма. Хотя было бы упрощением думать, что все дело в проникновении к нам западных идей. Это объективный процесс, подчеркивает Елена Павлюченко: патриархальный уклад не соответствует уровню экономики.

«Развитие технологий ведет к тому, что на рынке труда все больше востребованы женские качества и способ мышления: способность к многозадачности, собранность, внимательность. Женщины менее подвержены алкоголизму, наркомании, игромании и другим зависимостям. А это не может не вести к изменению женских ценностей. Статус «замужем» перестает быть знаком успешности женщины, а статус «разведенки» больше не повод жалеть ее».

Но как же быть с детьми? Ведь еще недавно считалось, что ради них надо сохранять даже самый неудачный брак. Не поступает ли мать эгоистично, уходя от мужа?

«Семья важна, при условии, что она строится на других основаниях. На партнерстве, сотрудничестве, взаимоуважении»

«Если она терпит плохое обращение, то внутренне она мертва, — считает Александр Орлов. — И для детей наблюдать мать, умершую при жизни, мягко говоря, не очень хорошо. Как раз более ответственна та, что порывает с мужем, чтобы остаться «живой».

Все это не значит, что семья для «новой женщины» теряет значение.

«Семья важна, при условии, что она строится на других основаниях, — считает Александр Орлов. — На партнерстве, сотрудничестве, взаимоуважении. Такая семья предполагает новую идентичность, стиль жизни, ответственность. Неправильно было бы идеализировать партнерство, в такой семье много проблем. Но это более здоровая форма супружеских отношений, чем патриархальные».

ТРИ ВОЛНЫ ЖЕНСКОЙ ЭМАНСИПАЦИИ.

Путь к равенству в обществе и в семье начался для наших женщин 200 лет назад.

Первые ростки эмансипации на рубеже XVIII-XIX веков связаны с распространением в России идей Просвещения, в частности необходимости образования для женщин. Пробуждению самосознания способствовала и литература романтизма, провозгласившая право женщины на свободу чувств.

С 1860-х женщины посещают публичные лекции, уезжают учиться за границу, участвуют в революционных движениях, осваивают мужские профессии. Возникают новые формы брака: гражданский, брак между представителями разных сословий и т.п. При Николае II Россия занимает первое место в Европе по числу женщин, обучающихся в вузах.

Теперь женщина уходит первой

Вторая волна эмансипации связана с революцией 1917 года.

Женщины получили равные права с мужчинами, подавляющая их часть стала работать. Проводилась политика соцобеспечения и поддержки матерей-работниц, были открыты ясли и детсады. В 1930-е эмансипация в значительной степени была свернута: были запрещены аборты, возобладала традиционная гендерная идеология.

И хотя в 1960-х власть стала либеральней в женском вопросе, на протяжении всего периода советской власти на женщинах лежало бремя «двойной занятости»: на работе и дома.

Третья волна началась после распада СССР.

Как отмечает социолог Ольга Здравомыслова, «выстраданные российской культурой ценности эмансипации отменить невозможно, а интеллектуальный и активистский потенциал, которым обладает часть россиянок, доступность мужчинам и женщинам разной информации, их вовлеченность в современный контекст дают основания предполагать, что третий проект женской эмансипации может оказаться самым успешным».

Поделитесь этой информацией со своими знакомыми!

 

 

Источник